Ушба 2000. Затерянный мир

Ушба 2000. Затерянный мир.

Ю.Ушба (вид с С. Ушбы) 98 г.

спуск с С. Ушбы лето 98 г.

 

 

 

 

 

 

О восхождении на Ушбу мы думали давно. Как это ни странно, за много лет хождений по горам сходить на самую красивую гору Кавказа не складывалось. Впервые подойти к Ушбе нам удалось летом 98. Это был короткий выезд (10 дней из Москвы в Москву) маленькой группой — Леонид Бутов, Александр Лутохин и Михаил Абрамов. Тогда мы сходили на С. Ушбу по Северному гребню (4А). Ограничение по срокам явно стесняло, но все-таки нам удалось побывать на Горе и почувствовать ощущение «настоящего» восхождения. Передать словами это ощущение непросто, что-то вроде ощущения того, что ты делаешь то, что должен делать, и все вокруг идет так, как должно идти. Сразу возникли планы восхождения на Ю. Ушбу. Следующим летом мы предприняли такую попытку, но не повезло с погодой, и планы были перенесены на лето 2000
К сожалению, этим летом дела не отпустили Мишу в горы, и мы решили походить в двойке. Времени у нас было уже значительно больше, и мы решили сначала съездить в Безенги для тренировки и акклиматизации. К тому же туда ехала компания из Черноголовки. В Безенгах мы пробыли несколько дней, сходили на Селлу (3А) и на Шхару по крабу (5А). Натоптались снега и льда и приобрели достаточную акклиматизацию. Выбор маршрута на Ю. Ушбу, а также подхода и отхода определялся двумя факторами, специфичными для лета 2000. Во-первых, уже несколько лет погода на Кавказе стоит необычно устойчивая и жаркая. То, что сверху редко капает конечно хорошо, но малое количество снега привело к частым камнепадам. Поэтому, этим летом безопасными были маршруты «гребневого» типа, непробиваемые камнепадами. Самым красивым таким маршрутом на Ушбе является м-т Кустовского (6А) по столбу Ю-З стены. Многие считают его лучшим маршрутом Кавказа. Мы выбрали более простой маршрут — Ю. Ушба по Ю-З ребру с Мазерской зазубрины (5Б), который мы решили дополнить траверсом на С. Ушбу с последующим спуском на Ушбинскую подушку. Такой траверс Ушбы технически сложнее, но гораздо безопаснее, чем классические траверсы через галстук (5А), который сейчас несколько раз в день пробивается камнепадами.

Второй фактор, определивший выбор пути и тактики подхода, связан с тем, что в последние несколько лет на простых перевалах в Сванетию находятся бандиты, которые нападают на группы и грабят их. Тактика бандитов в районе Шхельдинского ущелья следующая. Они базируются на перевале Ак-Су. После того как они замечают группу на Шхельдинском леднике, бандиты, как правило, нападают ночью на стандартных ночевках, например на Немецких (говорят, что были случаи нападения и днем на леднике). Время от времени на улыбке Шхельды выставляют пограничную заставу, и тогда бандитские нападения прекращаются. Но застава выставляется лишь иногда, после очередной серии ограблений, постоянной заставы нет. Прошлым летом во время траверса Шхельды альпинисты увидели бандитов на перевале и вызвали пограничников по рации. При подходе пограничников к перевалу завязался бой, в ходе которого бандитам удалось уйти в сторону Сванетии (как раз во время этих перестрелок прошлым летом мы работали на Ю. Ушбе). Появление бандитов в ущелье привело к тому, что в него практически перестали ходить группы.

Чтобы не встретиться с бандитами необходимо не ходить через простые перевалы в Сванетию, не ночевать на стандартных ночевках и избегать встречи с незнакомыми группами людей. Соответственно, мы планировали подход под Ю. Ушбу через Ушбинский ледопад с местами ночевок в нестандартных местах (это не совсем получилось и одна ночевка на Ушбинском перевале у нас все же была — это место не столь опасное, как Немецкие ночевки, но и не полностью безопасное).

Перед выходом мы получили пропуск в погранзону в погранотряде п. Эльбрус (иногда требуют получать пропуск в Нальчике) и выпуск Шхельдинского КСС. Хочется отметить, что Шхельдинское КСС имеет сильный спасотряд и прекрасно работает: дает квалифицированные консультации по маршрутам, координирует выход групп, не нарушая их планы, и действительно занимается спасением людей, попадающих в сложные ситуации.

1 августа.
Вышли из а/л Шхельда около 6 вечера и подошли на Улыбку Шхельды. Набрали продуктов на неделю (400 г на человека в день), снаряжения для работы как на скальном, так и на ледово- снежном рельефе, взяли, конечно, две веревки (50м х10мм). Нести это все приходится вдвоем, поэтому рюкзаки явно тяжелее, чем хотелось бы. Впрочем, так всегда на комбинированных маршрутах при восхождении в двойке. С нами на Улыбку идет Наташа. Во время всего нашего похода она оставалась на Улыбке и связывались с нами по рации. Это нам сильно помогало.
2 августа.

На Ушбинском водопаде

С утра к нам подошел старлей — проверил пропуск и документы. Этим летом заставы на Улыбке не было, но секрет из нескольких пограничников был. Вышли часов в 7. Наташа проводила нас до крайней безопасной (в смысле встречи с бандитами) точки на леднике. В районе полдня мы прошли немецкие ночевки и начали подъем по ледопаду. Как и ожидалось, ледопад сильно разорван, и мы петляем в лабиринте трещин. Время от времени приходится пролазить небольшие ледовые стеночки. Стараемся держаться ближе к центру ледопада, так как края пробиваются камнепадами с Щуровского и Шхельды. По ледопаду реками течет вода. А из-за сильного встречного ветра не только течет, но и летит. Скоро мы уже все мокрые. Кроме того, сильный встречный ветер порядком изматывает. На перевал выходим уже часов в 6 вечера и решаем на нем заночевать.

3 августа.
Ночью началась непогода. Пурга продолжается до утра. Посреди ночи палатку завалило, пришлось вылезти и менять порванные ветром стропы. В пургу — удовольствие ниже среднего. Утром, подождав часов до 10, мы решаем вылезти из палатки и продолжать подход по непогоде. Нам предстоит спуститься к Охотничьим ночевкам, а затем подняться в цирк между Ю. Ушбой и Мазери. Сборы в пургу по степени удовольствия напоминают ночное откапывание палатки. По мере спуска ветер стих, а снег сменился дождем. Спускаемся в сильном тумане. Решаем, что мы можем промахнуться с выходом на Сванскую полку, и идем по ледопаду. Ждем разрывов тумана, чтобы угадать путь в лабиринте трещин. Угадали. Около двух часов спустились на ледник напротив Охотничьих ночевок и вскоре поднялись в цирк между Ю. Ушбой и Мазери. Времени оставалось еще много, но идти на перевал в это время дня нельзя — подход под перевал пробивается камнепадами из-под галстука Ушбы. Встаем на ночевку. Весь день шли под дождем и вымокли насквозь. Ночь проходит ужасно. Жалеем, что у нас нет газовой лампы, которую можно было бы подвесить к потолку и включить на всю ночь для тепла.

4 августа.
Утром, пока не начались камнепады, проходим опасное место под галстуком, оно все перепахано воронками и засыпано камнями. По ледовому склону поднимаемся на перевал между Ю. Ушбой и Мазери. Здесь можно расслабиться. Погода тем временем налаживается, и на перевале мы раскладываем все вещи, чтобы просушиться. Пару часов греемся чайком и солнышком. После небольшого спуска с перевала по снегу и траверса по неявно выраженным скальным полочкам выходим на бивуак под кулуаром. Этот кулуар, пожалуй, единственное неприятное место на маршруте. В холодные годы он, возможно, покрыт снегом о чём свидетельствуют дюльферные станции на его боковых стенах, до которых мы не могли дотянуться. Но сейчас снега в кулуаре почти нет и идти надо по сильно разрушенным скалам. Часов в 6 вечера проходим кулуар и выходим на шикарные ночёвки на Мазерской зазубрине. Прямо под нами село Мазери. Выглядит очень по-домашнему. Хорошо бы через него под Ю. Ушбу подходить, а не ломиться через Ушбинский ледопад. Может быть когда-нибудь…

Вид на с. Мазери с Мазерской зазубрины

Над облаками

 

 

 

 

 

 

5 августа.
Вид утром очень красивый: до горизонта все затянуто белоснежным ковром облаков где-то далеко под нами. Сегодня нам надо пройти большую часть маршрута. Барахла много и первый работает с рюкзаком. Под конец веревки вытягивать две веревки, имея за плечами рюкзак, тяжело. Впрочем у Саши, работающего вторым, рюкзак намного тяжелее. После нескольких веревок попеременного лазания и длинного участка одновременного хождения подходим под верхний скальный пояс. Это ключ маршрута. Где-то ниже наш маршрут вышел на маршрут Хергиани (5Б), вся верхняя часть и ключ у маршрутов совпадают. Перекладываем все в один рюкзак, который становится совсем неподъемным. Впрочем, с одним рюкзаком будем идти всего три веревки. Две из них несложные, а вот одна — действительно ключ маршрута: 40 метров напряженного лазания и ИТО. Все это под водой: после непогоды, которая нас застала на подходе, по ключевой веревке потоком идет вода. На последних метрах вытягивать промокшие веревки очень тяжело, несмотря на то, что до этого уже приходилось два раза спускаться и выбивать промежуточные точки, чтобы уменьшить трение. Саше тоже досталось: при жумарении от стены его отнесло, так как веревка оказалась слегка нависающей, и там уж промочило по полной программе. А быстро с нашим рюкзачком было не подняться. Хорошо, что после мокрого ключа мы почти успели обсохнуть на паре несложных веревок после него. К бивуаку на полке выше ключа мы подходили уже в тумане и темноте с фонарями. Полку увидели почти случайно, скорее потому, что знали, что она там должна быть из описания.

6 августа.

На бивуаке выше ключа

Ночью слышали лай собак из Мазери. Удивительно, как далеко ветер доносит звуки, мы ведь были уже недалеко от вершины. До вершины оставалось около 10 веревок несложного гребня, и в середине дня мы вышли на вершину. Сняли записку группы из Тбилисского университета, прошедшей м-т Хергиани в память погибшей на этом маршруте Грузинской команды. Записка была оставлена летом 1998. Два года на вершине Ю. Ушбы никого не было. Пока были на вершине слышали автоматные очереди. Очень кстати, чтобы почувствовать, почему на эту Гору стали так редко ходить. Через несколько дюльферов мы спустились на перемычку и на первом же скальном островке нашли хорошее место для сидячей ночевки.

На южной вершине

На южной вершине

 

 

 

 

 

7 августа.
При движении по перемычке ощущается некоторое особенное настроение, навеянное тем, что находишься между двумя Вершинами Ушбы. Не берусь его описывать, но настроение понравилось. В середине дня, пройдя перемычку и приятный гребень, мы поднялись на Северную Вершину. Сняли записку Норильской группы, поднявшейся на С. Ушбу зимой 1999 по 4А. На вершине С. Ушбы никого не было полтора года. Спуск был фантастический. Небо затянуло пеленой, оно слилось со льдом, и со всех сторон лился ровный необычно синий свет. Ветер стих, наступила тишина, полная тишина. Ощущение реальности ушло и мы спускались как во сне. Шаги по лезвию ледового гребня среди бесконечного пространства, в тишине. Гора провожала нас.

Перемычка и северная вершина

Ночевка на перемычке

 

 

 

 

 

 

8 августа.
Без приключений спустились с подушки до Улыбки Шхельды к праздничному ужину, гвоздем которого были собранные Наташей ягоды. Вечером спустились в а/л Шхельда и уже в час следующего дня были в Москве. Это восхождение по стилю получилось похожим на восхождение в отдаленном районе. За неделю мы не встретили ни одного человека и по всему было видно, что люди перестали ходить в этот район. На вершине Южной Ушбы никого не было два года, а на вершине Северной Ушбы — полтора. Ушба, самая красивая гора Кавказа, на которую раньше постоянно ходили альпинисты, стала затерянным миром. Но это, конечно, временно.

 

Эльбрус и Шхелда с перемычками

На перемычке












Леонид Бутов Черноголовка, 2000.

 

Комментарии запрещены.